Бойтесь старушек в храмы ходящих


Прежде чем бессовестно копипастить, порекламирую замечательную книгу А.Маркова "Эволюция человека". Основное ее достоинство ИМХО в том, что значительная ее часть посвящена результатам и исследованиям проводившимся в последние 10–20 лет. Я особо этой темой не интересовался после окончания школы и думал, что там идет экстенсивное развитие в направлении "нашли ещё пару палок–копалок, три отщепа и пяток челюстей". А за это время, как оказалось, разработаны новые методы исследования и сделаны огромные шаги в изучении эволюции приматов. Написано все очень легко и увлекательно, куча интересных фактов. В общем образцовая научно–популярная книга.
Первый том книги посвящен исследованиям материальных проявлений эволюции (кости, гены, орудия), а второй том — развитию мозга и всего что с этим связано. В частности религии. И там рассказывается об интересном исследовании, в ходе которого выяснилось, что сама по себе степень религиозности людей не влияет на поддержку религиозных террористов–смертников, но зато частота посещения молитвенных заведений значительно (в разы) увеличивает эту поддержку. Причем первые два исследования сделаны на мусульманском материале, третье — на еврейском, а четвертое — мультиконфессиональное и в православии этот эффект особенно заметен (по сравнению с остальными верованиями). Собственно дальше обещанная копипаста из книги. Парохиальный альтруизм (ПА), упоминаемый в тексте, используется в качестве эвфемизма для обозначения террористов–смертников.

Однако до недавних пор весомых научных данных о прямой связи религиозности со склонностью к экстремальным актам парохиального альтруизма (как вам такой эвфемизм для самых кровавых и жутких проявлений ксенофобии?) практически не было.
Этот пробел в 2009 году попытались восполнить упоминавшийся выше канадский психолог Норензаян и его американские коллеги Джереми Джинджес и Ян Хансен.
Исследователи разделили гипотезу о том, что религия способствует парохиальному альтруизму (ПА), включая его экстремальные проявления, на две части.
Во первых, на ПА могут влиять религиозные верования сами по себе. Если человек принимает близко к сердцу те места священных писаний, где говорится об истреблении иноверцев, или свято верит, что, взорвавшись вместе с десятком неверных, попадет в рай и будет там пользоваться привилегиями как мученик, это может (теоретически) подтолкнуть его к экстремальным проявлениям ПА. Но достаточно ли для этого одной лишь веры в те или иные религиозные догматы? Данную группу объяснений авторы условно называют гипотезой религиозных верований.
Во вторых, ПА может подпитываться теми аспектами религиозности, которые связаны с поддержанием сплоченности группы, с самоидентификацией верующего как члена общины, с потребностью доказать другим ее членам (и божеству) свою лояльность, преданность и готовность жертвовать личными интересами во имя интересов группы (и божества). В религиозных группах "доказательством" обычно служит выполнение дорогостоящих обрядов и ритуалов. Эту точку зрения авторы называют гипотезой преданности коалиции.
Чтобы проверить эти две гипотезы, авторы в разные годы провели ЧЕТЫРЕ НЕЗАВИСИМЫХ ИССЛЕДОВАНИЯ. В качестве индикатора силы религиозных верований использовалась частота молитв (это дело личное), в качестве меры участия в совместных религиозных действах – частота посещения богослужений (это дело общественное). Если верна гипотеза религиозных верований, то не только частота посещения богослужений, но и частота молитв должна быть хорошим предиктором поддержки (одобрения) людьми экстремальных актов ПА. Если же верна гипотеза преданности коалиции, то посещение богослужений должно коррелировать с поддержкой таких актов намного сильнее, чем молитвы. Наконец, если религиозность вообще не влияет на ПА, то ни то ни другое не должно коррелировать со степенью одобрения суицидальных террористических актов.
ПЕРВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ проводилось среди взрослых мусульман – палестинцев (жителей западного берега реки Иордан и Сектора Газа) в 1999 году. Вопросы задавались в приватной обстановке на дому у испытуемых. Опросили 572 мужчин и 579 женщин (средний возраст – около 34 лет). Людей спрашивали, насколько важна для них религия, как часто они молятся, как часто посещают мечеть и одобряют ли поступки террористов смертников (при этом использовался термин "мученическая смерть"). На последний вопрос положительно ответили 23%. При обработке полученных результатов вносились необходимые поправки на пол, возраст, уровень образования, материальное положение, статус беженца (беженец или нет), поддержку идей управления Палестиной по законам шариата и мирного урегулирования политических конфликтов.
Во первых, выяснилось, что между частотой молитв и частотой посещений мечети хоть и есть положительная корреляция, но не слишком строгая. Есть люди, которые молятся часто, но в мечеть ходят редко, есть и те, кто поступает наоборот. Это позволяет рассматривать эти два показателя как отчасти независимые.
Была выявлена четкая положительная корреляция между частотой молитв и степенью приверженности религии (люди, молящиеся пять раз в день, говорили, что религия для них "очень важна", в 6,6 раз чаще, чем люди, молящиеся реже). Напротив, между частотой посещения мечети и степенью приверженности религии связи не обнаружилось. Точнее, она, конечно, есть, но только до тех пор, пока не будут внесены поправки на частоту молитв. Иными словами, частота молитв (с поправкой на частоту посещений) является хорошим предиктором степени приверженности религии, а частота посещений (с поправкой на частоту молитв) таковым не является.
Обратная картина выявилась в отношении степени одобрения суицидальных террористических актов. Частота посещений богослужений – хороший предиктор одобрения террористов (люди, посещающие мечеть не менее одного раза в день, выражали поддержку террористам в 2,1 раза чаще, чем те, кто ходит в мечеть реже). Частота молитв, напротив, не коррелирует с данным показателем.
ВТОРОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ было проведено в 2006 году и было, по сути, повторением первого. Участвовали 719 палестинских студентов мусульман (360 мужчин, 359 женщин). По сравнению с первым исследованием в выборке оказалось заметно больше усердно молящихся, а регулярных посетителей мечети – меньше. Чтобы проверить устойчивость результатов, испытуемым теперь задавали ключевой вопрос о поддержке террористов другими словами. Их спрашивали: "Какова, по вашему мнению, позиция ислама в отношении бомбиста, который убивает себя для того, чтобы убить своих врагов, как это делают некоторые палестинцы? По вашему, ислам запрещает, допускает, поощряет или требует таких поступков ради защиты ислама и палестинского народа?" Ответы распределились так: 4,2% опрошенных ответили "запрещает", 59% – "допускает", 23,8% – "поощряет" и 13% – "требует". Исследователи сосредоточились на последнем варианте, так как их интересовали именно крайности. Однако при объединении двух последних вариантов выводы все равно получаются такие же. Снова оказалось, что поддержка террористов смертников сильно коррелирует с частотой посещения богослужений, но не зависит от частоты молитв. Люди, посещающие мечеть более одного раза в день, в 3,58 раза чаще утверждали, что ислам требует от своих последователей самоубийственных актов террора, по сравнению с теми, кто посещает мечеть реже.
Положительная корреляция между поддержкой терроризма и посещением богослужений не может быть объяснена только пропагандой, которую клерикалы и активисты экстремистских организаций могут проводить среди посетителей мечети. Корреляция осталась статистически значимой и после того, как были внесены поправки на степень поддержки ХАМАС и других экстремистских организаций и на степень "дегуманизации" израильтян (испытуемых, помимо прочего, спрашивали, считают ли они, что израильтянам свойственно сочувственное и заботливое отношение к своим родным, чувство боли при гибели любимого человека и т.п. Примерно 10% палестинцев, как выяснилось, убеждены, что израильтянам не свойственны такие чувства).
ТРЕТЬЕ ИССЛЕДОВАНИЕ проводилось среди израильских поселенцев в Секторе Газа и на западном берегу Иордана. Участвовали 198 человек (100 мужчин, 98 женщин), которых случайным образом разделили на три группы. Первой группе "напомнили" о посещении синагоги, спросив, как часто они туда ходят. Второй группе "напомнили" о молитвах, спросив, как часто они молятся. Третьей группе, контрольной, ни о чем не "напоминали". Затем всем был задан вопрос о поддержке суицидальных террористических актов, совершаемых израильтянами против мусульман. Правда, израильтяне не совершают таких актов, но один похожий случай все же был: в 1994 году Барух Гольдштейн расстрелял 29 мусульман и многих ранил, после чего сам был убит. Именно об отношении к этому поступку и спрашивали респондентов (задавался вопрос, считают ли они поступок Гольдштейна героическим). В первой группе (которую спрашивали о посещении синагоги) на этот вопрос положительно ответили 23% испытуемых, во второй (которую спрашивали о молитвах) – лишь 6%, в контрольной группе – 15%. Выполненный по всем правилам статистический анализ показал, что напоминание о синагоге достоверно повысило вероятность положительного ответа на вопрос о героизме Гольдштейна, а напоминание о молитве – понизило, но недостоверно.
ЧЕТВЕРТОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ было кросскультурным. Опрашивались репрезентативные выборки из шести групп верующих (общее число опрошенных – 4704): индонезийские мусульмане, индийские индуисты, русские православные, израильские иудеи, британские протестанты и мексиканские католики. Всех участников спрашивали, регулярно ли они молятся (58,6% ответили "да", 41,4% – "нет"), регулярно ли посещают "организованные религиозные службы" (42% – "да", 58% – "нет"). Парохиальный альтруизм оценивали по ответам на два вопроса: "Готовы ли вы умереть за свою веру?" и "Считаете ли вы, что во многих бедах этого мира виноваты иноверцы?". Положительно ответили на оба вопроса 9% участников. Именно их исследователи и рассматривали как лиц с сильной склонностью к ПА. Всем была задана также серия вопросов для выявления глубины религиозных верований.
В этом исследовании, так же как и в первом, частота молитв оказалась более надежным предиктором степени приверженности религиозным верованиям, чем посещение организованных служб. И так же, как во всех предыдущих исследованиях, частота посещения богослужений оказалась надежным предиктором склонности к ПА, тогда как частота молитв таковым не оказалась (см. рисунок на с. 456).
Авторы отмечают, что положительная связь между частотой посещения богослужений и склонностью к ПА сильнее всего выражена у русских православных, причем отличие от всей остальной выборки по этому признаку статистически достоверно. Это вовсе не значит, что православные активнее поддерживают ПА: это значит лишь, что у православных сильнее связь между частым посещением церкви и поддержкой ПА. Отрицательная связь между регулярностью молитв и склонностью к ПА сильнее всего выражена у индонезийских мусульман. Впрочем, авторы признают, что шесть национальных выборок сильно отличались друг от друга по многим параметрам и что поэтому не стоит делать слишком далеко идущие выводы на основе тех межконфессиональных различий, которые так бросаются в глаза на рисунке.
Таким образом, авторы получили веские доводы против идеи о том, что сама по себе религиозная вера способствует ПА и суицидальным террористическим актам (как крайнему проявлению ПА). С другой стороны, они подтвердили гипотезу преданности коалиции, то есть идею о том, что участие в совместных религиозных действах, таких как богослужение в храме, повышает склонность к ПА и к одобрению поступков террористов самоубийц. Конечно, полученные результаты позволяют обоснованно судить только об "одобрении", а не о реальных терактах. Хотя в общем то очевидно, что без одобрения и моральной поддержки единоверцев движение террористов самоубийц едва ли смогло бы принять такие масштабы.
Авторы заключают, что связь между религией и поддержкой террористов самоубийц абсолютно реальна, но при этом она, похоже, не имеет отношения к религиозным верованиям как таковым. Ключевое значение здесь имеют не личные взгляды и убеждения, а совместные религиозные действа, адаптивная роль которых, возможно, с самого начала как раз и заключалась в укреплении парохиального альтруизма.
165
165
Подписаться на Dirty
Очередное доказательство, зачем нужны храмы шаговой доступности.
А также почему принцип "молиться можно и дома" воспринимается в штыки институциональными религ. системами.
Британские ученые путем многосторонних исследований подтвердили–таки верность поговорки "На миру и смерть красна". Ведь основная функция религии — это принадлежность, неодиночество. И отношения в любой религии построены баш на баш. Мне высшее существо даст то и то, если я ему то и то. А чем ценнее для человека жертвы, тем выше лояльность к религии (ведь не может же быть, что бога нет и я глаз себе просто так выколол, а не за ништяки). Но еще круче магии веры магия толпы: когда все кричат "давай–давай", не поддастся только глухой. В общем, очевидный факт. Вопрос — что с ним делать только. Как все это остановить?
strega: Про полезность исследований британских ученых у Маркова тоже есть в книге.
"Иногда ученым приходится доказывать научными методами вещи, которые кажутся большинству здравомыслящих людей самоочевидными и не требующими доказательств. Такая необходимость возникает из–за того, что в биологии самоочевидность подчас не является серьезным аргументом. Интуиция и здравый смысл нередко нас подводят (см. главу «Жертвы эволюции», кн. 2). Кроме того, существует особая порода профессоров старшего поколения (особенно много их в психологии, этологии и смежных дисциплинах), которые вполне способны отрицать и самоочевидные вещи, если они касаются биологической природы психики и поведения людей. Таких профессоров тоже нужно переубеждать. Поэтому не надо смеяться над учеными, всерьез доказывающими то, что и так «ежу понятно».
Смеяться не надо, но улыбаться не возбраняется. Действительно, трудно сдержать улыбку, когда читаешь научные выводы, подобные опубликованным недавно в уважаемом журнале Behaviour. Группа британских ученых обнародовала факты, позволяющие заключить, что ночные клубы используются (кто бы мог подумать!) как площадки для сексуальных демонстраций (Hendrie et al., 2009):"
strega: А насчет что делать и как остановить — повышение общего уровня (образования и жизни) позволяет свести проявления всего этого наследия животного прошлого до безвредных забавных ритуалов и суеверий.
putin_riot: Образование не решает, пока нет регулирования религиозных организаций сверху. Люди ведь там не знаний ищут, а принадлежности. Как бы ни был умен человек, ему важно быть в обществе, чувствовать себя частью чего–то большего. А если принадлежность проще всего найти в религиозной организации, то никакие пяди во лбу не помогут.
Парохиальный альтруизм (ПА), упоминаемый в тексте, используется в качестве эвфемизма для обозначения террористов–смертников.

На самом деле не совсем. Парохиальный альтруизм — это все виды поведения типа "кругом враги, но мы круче всех, разбей всем врагам бошки". Включает религиозный терроризм, но кроме него также фашизм, милитаризм, коммунизм и прочие замечательные "измы".
lesswrong: Важное уточнение потому что я как то не припомню христианских смертников.
wholelottahate: Тсс. Не подсказывайте им!
roverscribe: Не ну пердаки взрываются это правда, да? :)
wholelottahate: Потому что лучше только убить и остаться в живых?
Superstarik: Ну как бы логично, не?
lesswrong: Может не точно выразился, имел в виду, что в тексте про эти исследования он используется в таком узком смысле. А так действительно понятие много чего включает — поступать не в своих интересах, а в интересах своей локальной группы или популяции, если это способствует ее репродуктивному успеху в целом. Короче все вокруг пидарасы, мы Дартаньяны и чтобы их победить все средства хороши.
putin_riot: если это способствует ее репродуктивному успеху в целом.

И опять не совсем. Ключевой момент, что этот психологический эффект вызывает любовь к своим и, непременно ненависть к чужим. Даже если в результате все сдохнут — и чужие, и свои (см. ядерная война).
leroisoleil: Это вы про камикадзе?
Sleng: Да, согласен. Пастафарианизм?
roverscribe: ))Очевидно же, что не все измы одинаковы. Нельзя их под одну гребенку.
ga3ry: Храмуда ли монада?
— Храму Да
— Пизда!
Простыми словами: поведенческая линия «свой–чужой» (ПА) напрямую связана с частотой посещения «своих» и не распространяется на сугубо религиозное поведение (молитвы).

По мне, так довольно тривиальный получается вывод.
Спасибо за наводку на книги!